Но крыльев ей нам не связать

Недавно столкнулся снова: обжегшись в отношениях, очаровательная женщина рассуждает о том, что «погружаться в отношения нельзя», и что надо «контролировать свои эмоции», чтобы самой себе делать постоянное счастье.

Интересно, что женщина вовсе не глупая, но от испытанной боли рассуждает вполне убежденно. Мол, «на свете счастья нет, а есть покой и воля» и вообще «каждый сам кузнец своего счастья.»

Когда я такие вещи слышу от подростков (или молодых людей, которые душевно еще все те же подростки), тут никакой неожиданности нет. Возраст требует «познать мир» и «заставить его» соответствовать. Контролировать. В том числе себя самого. Нюансов нет, есть «правильно» и «неправильно» с вариациями на тему «круто» и «не круто». Сомнений в том, что такой «контроль» возможен и желателен, что «мир должен прогнуться под нас» — ни в одном глазу. Будь то ответственный ботан или безответственнй раздолбай — суть-то одна: мир можно сделать таким, как «я хочу и требую.»

Но потом-то, потом, причем у женщин (у которых мудрости больше) — откуда такие странные мысли? Ведь годам к двадцати пяти уже должно быть все понятно: о полном контроле эмоций рассуждает тот, кто попросту не был влюблен. Ну, в том смысле, что именно «влюблен», а не «рассудительно перебрав варианты, остановился на наиболее приемлемом». Влюблен либо счастливо: когда что бы ни случилось, все равно «все хорошо» — либо несчастливо: когда и надо выкарабкиваться, а нечем. В любом варианте «контроль» — дело зыбкое. Разумеется, и чувство счастья, и чувство вырванного сердца — они проходят однажды — но про «все под контролем» тут можно забыть.

Женщина, о которой я говорю, уже в том возрасте (и в той степени эмоциональной зрелости), когда влюблена она, разумеется, была. Скорее всего не раз. И решительная ее тяга к контролю направлена на «запретить себе». Опять-таки реакция понятна. Но опыт вроде бы должен сказать: «тщетны были бы все усилья». Обычно от людей подобное переживших уже ждешь самоиронии (когда боль кричит, а грустные глаза смягчают: «конечно, это не так, просто больше пока сказать нечего»). А тут прямо комсомольский задор и желание переделать мир (для всеобщего спасения, разумеется: не будет любви, не будет и боли). Опять же, женщина образованная — и о таких попытках наслышана и начитанна. Казалось бы, опыт, юмор, мудрость — должны взять верх. Чего шашкой махать?

Ну, я поддакивал, конечно. Все-таки у человека болит. Но про себя продолжал недоумевать. Я ж привык думать, что боль делает человека мудрее. И уж точно не глупее. А вон оно как.

Но крыльев ей нам не связать