“Иметь мнение” как привилегия

Когда-то давно, в Киеве, мне объясняли (надеюсь, я ничего не переврал), что «плохо» — по-украински будет «погано». А как же тогда «погано», — заинтересовался я. «Мерзотно», — ответили мне. На этом фоне «плохо» — не так и «плохо», — посмеялись уже вместе.

Вы, быть может сталкивались с таким занятным жизненным… приемом (может быть и не вполне осознаваемым): сначала испортить, потом не испоганить — и вот ты уже «молодец» и «милый человек». Или, иначе говоря, сначала уронить планку ожиданий от себя дальше некуда, а потом хотя бы не «залажать» — и вот уже тебя хвалят. Больше и чаще, чем кого-то еще, кто с самого начала делал вполне прилично. 

Подход совсем не новый, еще библейская история про блудного сына описывает примерно такую же стратегию. С любопытными выводами о преимуществах раскаявшихся грешников над праведниками, но это уже другая история. 

Мне вот интересно, засилье дилетантизма наших дней — оно основано на каком-то таком же принципе? Когда «иметь мнение» — это «право», а не привилегия благодаря тщательному изучению вопроса, как должно быть, казалось бы. Это как, интеллектуальные ожидания друг от друга у нас настолько низки, что если кто-то удосужился хотя бы сформулировать какое-то «мнение», он уже «молодец»? А что оно «глупое», так у большинства и такого нет? Или я чего не понимаю?

“Иметь мнение” как привилегия