И флаги на башнях…

Большой фотоаппарат с батарейной ручкой и солидной вспышкой сверху — великая вещь. На самом шумном юбилее (или, Боже сохрани, свадьбе) эта здоровенная дура надежно отделяет тебя от бурлящего беспредела праздника снаружи. От глупых шуток, неестественных эмоций, общения на никому не интересные темы и прочей социализации с людьми, которым вовсе не интересен ты, и которые вряд ли заинтересуют тебя. (А даже если взаимный интерес возникнет, толпа кружащихся лиц – не лучшая обстановка для вдумчивой беседы). Если подобное рассуждение находит в Вашей душе отклик, поздравляю, некоторая интроверсия Вам явно присуща. Не то чтобы я говорил: «Вы — интроверт». Но мыслишка такая есть. И… что?

Замечательная мама моего друга Саши — Елизавета Натановна — очевидный интроверт. Человек закрытый, неохотно допускающий вглубь, достаточно жестко оберегающий свой внутренний мир от неделикатных посторонних. Однако, с таким мнением о ней согласятся далеко не все. Потому что Елизавета Натановна — душа компаний, организатор и вдохновитель вечеринок, посиделок, встреч. Елизавета Натановна выслушает, подскажет, поможет. Елизавета Натановна (всегда тактично и мягко) намекнет, подскажет. Елизавета Натановна, не расставаясь с телефоном, подключит, подсуетится, познакомит, замолвит слово. У Елизаветы Натановны есть огромный талант — создавать у каждого впечатление, что у этого каждого с Елизаветой Натановной — особенные ЛИЧНЫЕ-персональные отношения. Каждый думает, что он ей особенно не безразличен, что она его выделяет и как-то особенно относится. Каждому хватает ее тепла. Каждый, общаясь с ней, чувствует как его — даже самой черствой — души касается что-то высокое.

Как так получается? У меня есть идея, но она слишком близко подходят к тому, чтобы заступить… неделикатно, поэтому я на ней ни в коем случае не настаиваю.

Представьте себе старинный замок. Башни уносятся ввысь над стенами, вокруг шпилей вьются облака. Там, высоко-высоко, за одним из окон живет принцесса. Не томится, заметьте, а живет. Далеко от суеты торгового города где-то внизу. Далеко от вони испражнений и навоза, от грубой мерзости подворотен и базарного жулья, далеко от бесправия одних и наглого высокомерия других. Далеко от эпидемий, язв, предательств и погони за барышом. Ну и от самих барыг, соответственно. Словом, далеко ото всякой… неделикатности.

Принцесса умна, начитанна, проницательна и обо всех вышеперечисленных радостях реальной жизни вполне осведомлена. В детские годы так и вовсе получала вполне реальный опыт столкновений с этой жизнью. Просто (по понятным причинам) она не хотела бы окунаться в это слишком часто. Вид сверху — на город в целом, с красивыми черепичными крышами, белыми дымками, разноцветьем одежды, зеленью деревьев и ровной планировкой центральных кварталов — такой вид приятен глазу. Климат в башне приятен, избранный коллектив приближенных — душевен и образован, душевная тонкость может раскрываться безопасно: грязные сапоги на ковры не допускаются.

Принцесса, напомню, умна, поэтому «отрываться от жизни» себе не позволяет. Для этого внизу, у подножия замка построен здоровенный зал. Там могут невозбранно (ну почти) толочься и базарная торговка, и вороватый чинуша, и хитроватый купчина, и туповатый солдафон. Все они «допущены ко дворцу», а поэтому близость к народу и все такое — вполне обеспечены. Приятные «дворцовые люди» выслушают и покивают, встретят и проводят, угостят и напоят. А почему все эти «люди из города» не жалуются, что их не пускают в замок, к принцессе? Так они думают, что это замок и есть. Просто потому, что из большого и шумного зала в замок не ведет ни одна дверь, ни один переход. Вообще. Совсем.

И флаги на башнях…